Ты не бойся моей любви,
Она скрыться всю жизнь готова…
Молча встретимся визави,
Углубившись один в другого.

Чтоб увидеть прощальный взгляд,
Лёгкость смелой души иль тяжесть.
Был восход. Что ж! Придёт закат.
Может быть, в нём есть тоже сладость?

Я коснусь тебя тишиной,
Взрывы чувств — для потом, для дома,
А пока ты ещё со мной —
Ни надрыва, ни слёз, ни слома.

Улыбнёмся слегка судьбе…
Ты, как прежде, меня волнуешь!
Я, забывшись, прижмусь к тебе,
Ты — забудешься — поцелуешь!

Рассмеёмся под трепет тел,
Каждый миг теплотой наполним,
Наш огонь согревал, горел —
С благодарностью столько вспомним!

Ты не бойся моей любви!
Молча встретимся визави.

Комментарии

  1. Ирина
    Нет слов!!!!!!

Ах, у тебя есть женщина, мой милый?!
Она стройна, красива, молода?
Не скрою: правда эта подкосила!..
Ну что ж! Жизнь неожиданна всегда!

Ты ей носил шампанское, конфеты,
Букеты роз охапками дарил,
Деньгами — туалеты, амулеты —
По-царски и изысканно сорил.

По телефону ей, как будто другу,
О многом вдохновенно рассказал,
Но… не о том, как гладил мою руку,
Как искренно и нежно целовал.

…Я ничего доказывать не буду,
Ни сравнивать, ни что-то выяснять,
Лишь просто вся скреплюсь, одна побуду
И новости попробую принять.

По-прежнему вновь буду наслаждаться,
Как голос твой призывностью звучит,
И всей душой решусь опять прижаться,
Ну… если… дух в протест не закричит!

Какая гордость, коли сердце любит?!
И ваши чувства надо уважать!
Да, горько думать: там она голубит…
Воображенье трудно укрощать!

Ни повода, ни виду, ни намёка —
Мне б только сил — унять, утешить боль!
Что толку от ревнивого упрёка?
Сыграю безупречно свою роль!

Комментарии

  1. Ирина
    Прекрасные стихи!!!!!

Лгать не буду: ты бог, ты мой гений!
Не забуду, как лаской пленя,
Молча встал предо мной на колени,
Руку взял и взглянул на меня.

И пронзительность тёплого взгляда
Повстречалась с моею душой.
Разве может быть выше награда,
Чем быть вместе с любовью большой?!

Мой любимый и сердцу желанный,
Ни грядущим, ни прошлым живём!
Пусть неясны небесные планы —
Ясный Свет льёт, когда мы вдвоём.

Пропитаю я нежностью строки,
Окроплю негой пылкую речь…
Не такие уж долгие сроки
Нам остались, чтоб ей пренебречь!

Носатые стояли корабли,
И катера, и яхты, и «ракеты»,
Как будто устремясь на край Земли
Иль на иные дальние планеты.

Бродил повеса — вёрткий ветерок
По палубам, по трюмам, по каютам,
Но их отправить в плаванье не мог
Одних — по неизведанным маршрутам.

Привязанные накрепко к мосткам,
Они стояли, молча, у причала,
Предавшись снам, возвышенным мечтам…
И мягко-мягко их волна качала.

Вот так и ты светился и молчал,
Когда меня в волнах Любви качал…

Безлюбие вдвоём равно насилью —
Всё раздражает, мучает, гнетёт,
Не радует успех и изобилье,
Бесчувствие к бесчестности ведёт.

Нет жизни, так себе — существованье,
Страх потерять привычное, своё,
Привязанностей вязкость, прилипанье,
Страданий ядовитое зельё.

Наполненность житейского сосуда
Безверьем, безнадёжностью души.
И бьются мысли, сердце и… посуда,
И еле слышно зыбкое: «Реши!»

Решись на крах, на боль, на чей-то суд!
Ведь притекает лишь в пустой сосуд!

Объята сомнением — с долей испуга:
Как мне уберечь ту дистанцию друга,
Что дружбу и нежность сердец сохраняла,
В делах помогала, в беде — защищала?

Лишь только коснёшься — вмиг током пронзает,
В жар дух воспалённый волною бросает.
Твой взгляд согревает, как пух или вата,
Речь, тая в тепле, стала чуть глуховата…

Как сильно желанье прижаться, обняться
И, слившись, в мятежности чувств целоваться!
В душе разыгралась порывисто вьюга…
О как сохранить мне дистанцию друга?!

Позови меня, позови!
Я всё брошу, пойду, поеду,
В сумасшедшей своей любви –
Побегу, поползу по следу.

Я не знаю, что нужно мне:
Взгляд твой? Страстный порыв волненья?
Поцелуй? – Да! Хотя б во сне!..
Или – просто прикосновенье?

Чтоб ты жадно, взахлёб любил,
Уходя, всегда возвращался,
Чтобы рядом всем сердцем был
И к моей судьбе причащался.

Целовала бы я тебя,
Распахнувшись и разбросавшись,
Искушённостью бередя
И божественностью зазнавшись.

Может, током и сполохом чувств
Излечить бы, возвысить сумела!..
Только мир мой стал хладен и пуст,
И без нежности я ослабела.

Позови меня, позови
В жар и силу души окунуться!
Я в прологе твоей любви
Вновь хочу уснуть и проснуться.

Я — та девочка, понимаешь,
С робким лёгким дрожанием губ.
Ты правдиво и тонко играешь —
Так изыскан, галантен, не груб.

Как же быть мне: вновь хочется верить
В воплощенье уставшей мечты,
Что в берёзовость солнечной двери
Вместе с утром явился и ты —

Тот — любимый, земной, настоящий,
Со словами в потоках огня,
В бирюзовую нежность манящий,
О надежде молящий меня.

Налюбились бы мы, наблудились
В покрасневшей стыдливой заре,
Где в прозрачности красок сгрудились
Чувства — в самой созревшей поре.

Молодела бы я, сознавая,
Что любима, как прежде, тобой…
Только небо, жарой изнывая,
Окатило волной голубой!

Ты, запутавшись напрочь, играешь,
Удивительно дерзок, красив,
Глупой волею пыл охлаждаешь,
Неуместно, несносно спесив!

Я — та девочка, понимаешь,
С полыхающим трепетом щёк,
Ты в гордыне не видишь, не знаешь,
Как ей дорог надменный игрок.

…Словно каешься, изнурённый,
Испытавший предательства лесть,
Несогретый, чужой, оскорблённый,
Не постигший, что совесть есть Весть.

И не слышишь ты Весточку Света…
Что ж! Быть может, так лучше теперь?
В серых бликах в чертоги поэта
Открываешь задумчиво дверь…

Может, вновь упоённо играешь,
Свой азарт утоляя сейчас?
Я — та девочка, понимаешь,
С чистым ангельским отсветом глаз.

Комментарии

  1. юрий
    Трудно не изменяться и не изменять себеюУ тебя это получается.

Он вроде любит, восхищаясь,
Чисты намеренья его!
Сомненью, страху покоряясь:
«А вдруг не будет никого?!» —

Мы отвечаем: «Я согласна,
Куда угодно за тобой!»,
Но мысли спутаны, неясны,
И небосвод — не голубой.

И неглубокие просветы
Играют тяжестью лучей…
Кого спросить: любовь ли это?
Иль — инстинктивный зов ночей?

Мужское — женское начало,
Где притянулись инь и ян,
Где разум страстью укачало,
А чувства — собственный обман?

Неискренность не замечая,
Поверив в то, что говорим,
Себя во лжи не уличая,
Мы дать согласие спешим.

Фальшиво прошептав, что любим,
Без доли трепета в крови
Его задумчиво голубим
И ждём Пришествия Любви.

Семья. В грехе родились дети —
Серьёзны, вспыльчивы, грустны,
Не верят ничему на свете,
Нет в доме солнышка, весны…

Болеют, укоряют взглядом.
Их мир Любовью не согрет.
Заевший быт. Нет счастья рядом.
От всех надежд простыл и след.

…Твержу, кричу в бравадах мнимых:
«Не искажайте Жизни Суть!
Детей рожайте от любимых,
Чтоб в души Свет Любви вернуть!»

Войдёшь. К тебе прильну, любимый,
Уткнусь в заботливую грудь.
Взгляд. Поцелуй неумолимый.
И губ серебряная ртуть.

Дрожит температура ночи,
Но нас уже не излечить!
Господь быть доктором не хочет,
Вписав в медкарту: «Разлучить!»

Рентген души — в сиянье лунном.
Кардиограмма — след звезды.
В шептанье истовом, безумном
Болеем счастьем — я и ты.

И Воле Бога протестуя,
Ловлю я, словно Жизни Суть,
Мечты слезинку золотую
И губ серебряную ртуть.