Уж много лет несу в себе я это:
Тот страшный выбор, горечь слёз, тоску…
Всё! – наболело!!! Встану в зону Света
И – что на сердце – высказать рискну!


В чистом поле насмерть бьются двое.
Чувства их – в согласье с головою.

Бой кулачный. Храбрость. Уваженье.
Доблести и духа постиженье.

Битва равных сил – за дорогое,
За своё – любимое, родное!

Ну, а здесь… Всё здесь – несправедливо!
Мать, отец… А он один – пугливо!

Как во чреве детке быть в покое? –
Боли, смерти ждать?! – да что ж такое!

Неужели близким так мешает,
Что его никто не защищает?!

Тут не до тепла, не до комфорта,
Весь дрожит в предвестии аборта.

…Вот уже беда случится скоро!..
Замер в ожиданье приговора.

Съёжилась Вселенная в печали,
Ангелы притихли, замолчали…

…Матери решающее слово
Так бесчеловечно и сурово!

Незаслуженное наказанье –
Изощрённость пытки, истязанье!

Силы не равны! Позор! Бесчестно!..
Гибнет Жизнь жестоко и безвестно!

…Как стремилась в Мир душа родиться,
Добротою радовать, светиться!

Как уже сердечко застучало!
И Любовь, и Счастье излучало!

Уж ласкался в играх безмятежно,
Слушал, прижимался щёчкой нежно…

… Жженье! Обречённость. Нет силёнок…
Заживо погубленный ребёнок.

Низко, подло! Бойня, кровопийство.
Самое циничное убийство!

…Бог благословлял на воплощенье.
Тут молить – не вымолить прощенья!..
© Гибадуллина Л.В., 2016

Домашние мои уже привыкли,
Что иногда — от тайны вдалеке —
Филологи бы в изумленье стихли! —
Я говорю на дивном языке.

Он, явно, прошлых жизней чудный вестник
Из древних проявившихся веков,
То монологи, то стихи, то песни —
Как вдруг освободились из оков.

В нём что-то от горячего Востока —
Страх, странность, возбужденье, красота,
Бурливость первозданного Истока,
Лукавость, мелодичность, чистота.

В нём женских стонов мудрое кокетство,
Признанье губ и ласковость очей,
Магическая роскошь королевства,
Где я — царица сладостных ночей.

…Взрываются, врываются рулады
Из тишины непознанных пластов,
Из прожитой Безвременья громады —
В рулонах лет кармических листов.

Смешной язык. Не выдумка. Не праздность.
Он сыплется речами из меня
Помимо воли. Глубина и страстность.
И легче, словно вновь проснулась я.

И исцеляюсь! Благость от волнений.
Тембр, ритмы лихорадят, как вино.
Да, смерть застала в сумерках мгновений,
Но это мне уж как-то всё равно —

Змеи коварной яд и меткость жала
Иль хитрость, злоба, тень и блеск кинжала…

Ликует отголоском лихолетья
Души моей загадочность бессмертья!

Дороги созданы для странствий! —
Не ради цели и мечты,
Мол, где-то, в тридевятом царстве,
Нас ждут власть, деньги и цветы.

Ну покомандовал, взял деньги,
Купил — продал, опять купил,
Пошиковал, гульнул маленько…
Цветы сорвал, взглянул — забыл.

Ну трогал цветик-семицветик,
Сыскал свой аленький цветок,
И, цели новые наметив,
Студил душевный кипяток.

Спешил в иллюзиях надежды
Пройти нелёгкий, дерзкий путь,
Менял обувки и одежды,
Упорно силясь не свернуть.

Не внемля прелести мгновений,
Не чуя радость, красоту,
Жизнь — клад, богатство впечатлений —
Ты счёл сраженьем за мечту.

Но даже в тридевятом царстве
Дороги созданы для странствий!

Я нравственность измерю не по фразам,
Не по словам, поступкам и делам —
Её я распознаю сердцем сразу:
Она сияет Светом, словно Храм,

Лучится доброй аурой, улыбкой,
Открытый взгляд, в общенье простота,
Разумность чувств, желаний, воли зыбкой,
И мыслей скорость, ясность, чистота.

И я сама есть мера всем явленьям,
Вещам, событьям — устье и исток,
Я — единица Мира, вдохновенья,
Светоузор, кристалл, частица, ток.

Я — дельта фиолетовой Вселенной,
Звезда, летящая за горизонт,
Я — пламя, возрождённое из плена,
И солнечный животворящий фронт.

Прозрачность, дуновенье и паренье,
Шкала Любви, где шаг души иной,
Я — Со-Вести, Посланья измеренье
По нравственной линейке неземной.

…Внимая Небу, ввысь взяла разбег!
Колени в клочья: я же — человек!

Поэзия Нового Времени!
К тебе устремилась душой.
В твоём прорастающем семени
Признала я подвиг большой.

Пробиться сквозь толщу постылую
Заумных сюжетов и слов,
Эстетство, фальшь, рифму унылую,
Надуманность тем и слогов,

Искусственность живости в голосе
Сквозь сухость отточенных строк,
В бесстрастном компьютерном тонусе,
Где лирика — словно оброк.

Есть ритмы, но нету мелодии,
Хоть в ямбах, хореях размер,
Не духо-, а стихоугодие
И прочее зло от химер.

Поэзия Нового Времени!
Ты — музыка солнца, дождя!
Встряхнувшись от тяжкого бремени
Всё тех же проблем бытия,

Каскадом энергий златящихся
И мыслью живою лучась,
Стекаешь в потоках светящихся,
Осознанно, не торопясь.

Из космоса Знания черпая,
И силу Земли прихватив,
Уверенно к Мудрости шествуя,
Смываешь с Пути примитив.

О сколько внимающих вдумчиво
Готовы тебя воспринять,
Слагаются строки из лучшего,
Стараясь Добро передать.

И буковки — в нежность раскрошены ,
И звуки — как капли вина,
Заботливо в душах пророщены
Простые твои семена.

И пусть назидательность строгая
Порою взрывает строфу,
Услышу веления Бога я —
И с чувств покрывало сорву.

И вот уж стремления — в стремени,
И радостью плещется кровь!
Поэзия Нового Времени —
Жизнь, Искренность, Свет и Любовь.