Домашние мои уже привыкли…

Домашние мои уже привыкли,
Что иногда — от тайны вдалеке —
Филологи бы в изумленье стихли! —
Я говорю на дивном языке.

Он, явно, прошлых жизней чудный вестник
Из древних проявившихся веков,
То монологи, то стихи, то песни —
Как вдруг освободились из оков.

В нём что-то от горячего Востока —
Страх, странность, возбужденье, красота,
Бурливость первозданного Истока,
Лукавость, мелодичность, чистота.

В нём женских стонов мудрое кокетство,
Признанье губ и ласковость очей,
Магическая роскошь королевства,
Где я — царица сладостных ночей.

…Взрываются, врываются рулады
Из тишины непознанных пластов,
Из прожитой Безвременья громады —
В рулонах лет кармических листов.

Смешной язык. Не выдумка. Не праздность.
Он сыплется речами из меня
Помимо воли. Глубина и страстность.
И легче, словно вновь проснулась я.

И исцеляюсь! Благость от волнений.
Тембр, ритмы лихорадят, как вино.
Да, смерть застала в сумерках мгновений,
Но это мне уж как-то всё равно —

Змеи коварной яд и меткость жала
Иль хитрость, злоба, тень и блеск кинжала…

Ликует отголоском лихолетья
Души моей загадочность бессмертья!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *