Аудиозапись эфира “Радио России Иркутск” 18.07.2017, стихотворение Памяти Евгения Евтушенко по телефону читает автор Любовь Гибадуллина:


После Евтушенко трудно быть поэтом.
Необыкновенным он владел секретом.

Дерзновенность взгляда в дорогие лики –
Попросил когда-то помощь у великих.

Чувством заполняя всё вокруг Пространство,
Нёс в себе – и к людям – «гордый дух гражданства».

Тем, сюжетов буйство – в полнозвучье красок,
Жизни яркость, мудрость – безо лжи и масок.

Россыпь слов и мыслей – в плодоносье строчек,
Неподкупный твёрдый стихотворный почерк.

Весь прямой, как правда, и глаза лучисты,
И видней любого видного артиста!

Образы и роли, факты и детали
Смело, беспощадно с уст его слетали.

Высекали искры рубленые жесты –
По-мужицки – к слову, по-сибирски – к месту.

Узнаваем голос в неизящных рифмах,
Кепочка, рубаха… И судьба – вся в мифах.

В закромах духовных – щедрое богатство:
Книг и встреч, дел добрых и друзей собратство,

Песен задушевных, слёз и ран терновых,
Сосен в плавном вальсе и серёг ольховых…

Центровой, глыбастый! Несомненно, – Первый,
Окрылял нам думы, обнажал нам нервы!

В жёсткости расклада – ставил пред дилеммой,
Пробуждал балладой, вдохновлял поэмой.

В ритмах оголтелых сердце колотилось,
Истекая страстью, в Мир Любовь струилась.

Жгли любимых женщин речи обороты,
Ох уж эти звуки, ох уж эти ноты!

Негой бередили сладкие ночлеги,
Чистые, как капли, белые, как снеги.

Загорались души тихим осознаньем,
Благодарным светом, истинным признаньем.

…Как он жил на грани риска и печали,
Грозности и ласки – так и не узнали!..

Прорубясь чрез Время, жжёт словесным током,
Веря в наше племя, обратясь к потомкам.

…Оставляя Землю и теряя силы,
Нам урок оставил: кто Поэт в России!
© Гибадуллина Л.В., 2017

О зрячие-незрячие, смотрите!
Услышьте же неслышный шёпот мой!
Величье, мощь навеки сберегите!
И Ты, Байкал, волной меня омой!

Из глубины веков, играя Светом,
Прозрачность, святость моря берегу!
Жизнь предков – мудрым, праведным заветом –
Вам передать, возвысить Вас могу!

Под гул ветров, Небесный Мир стяжая,
Иль в гулкой Тишине примолкших волн,
В просторы Духа здесь вас погружая,
Возрадуюсь – Сам этим Духом полн!

Да, я, порой, коварный, хмурый, дерзкий!
Я – глыба, зеркало иных высот!
Да, я Шаман, да! – Камень я Вселенский,
Хранитель этих царственных красот!

…Вы, зрячие, незрячие, смотрите!
Услышьте же неслышный шёпот мой!
Щедрот несметных благо сберегите!
Байкал, а Ты – волной меня омой!

В разливах дивной музыки – живой…
© Любовь Гибадуллина, 2013

Танцплощадка – прибайкальский лес,
В страсти переломанные станы,
Словно громыхнул сердито Зевс,
Разглядев бесстыдные романы.

Ветви-руки переплетены
В оголённой близости древесной,
И целуясь, в ласках не скромны,
Льнут друг к другу в пластике телесной.

Обвиваясь, прижимаясь враз –
В пылких, пробуждённых ритмах танго,
Переходят в нежности на вальс –
Плавно, глубоко, интимно жарко.

Слышу их весенний сладкий стон,
Вижу их стекающие слёзы…
Плачут и смеются в унисон,
Умирая, падшие берёзы.
© Любовь Гибадуллина, 2013

В просвет замёрзшего окна
Ты уходил, не мной согретым,
Из лет счастливых, как из сна,
Скользнул прозрачным силуэтом.

Палитрой тягостных невзгод
Пред нами чувство разыгралось.
Какой ужасный, трудный год,
В нём ничего не получалось!..

Туманом белым и седым
Твой образ медленно растаял,
Лишь вслед – костра щемящий дым
Загадкой дворник нам оставил.

Он чисто выметет весь двор,
Следы стереть поможет вьюга,
Она господствует с тех пор,
Как мы не поняли друг друга.

…Когда-нибудь, теснясь, уйдём,
За горизонтом растворившись,
Быть может, всё тогда поймём,
Своим поступкам удивившись
© Любовь Гибадуллина, 2001

М. С.

Чужая жизнь, в которой нет меня,
Свои заботы, планы и решения,
Своя протоптанная колея,
Уклад, свой мир и – мироощущения.

Своя игра. Зачем в неё зовёшь,
Не отпускаешь мыслями и фразами?
Что делать, если чувствую я ложь? –
Иль нет! – твои заблудшие фантазии.

Похоже, ты в тепле, но без тепла, –
Не напоён живительными струйками.
Вот и душа в костёр мой поплыла
Сердечными волнами-перестуками.

Не за страстями, чтоб забыться – нет!
За тем огнём – не жарким, не резвящимся –
Что в нас рождает необычный Свет,
Задумчиво и ласково дарящийся.

Сжигает игры, фальшь, самообман,
Высвечивает поиски духовные,
Он мне в особых формах, дозах дан –
Они словесные и безусловные.

Когда искрится, им сполна делюсь –
Судьбой мне предначертано служение.
Любовью названа. Божественный союз –
Любовь и Свет – моё вооружение!

Погрейся. И напейся от души
Моими светоносными печалями,
И миловать в объятьях не спеши –
Я с детства вся пропитана моралями.

Чужая жизнь. Пускай течёт она
В кристальной чистоте – без помутнения…
Я, кажется, останусь вновь одна,
Коль ты не подхватил всплеск потепления.

Признаюсь, всё ж чего-то очень жаль,
А может, я весною взбудоражена?
Уже Апреля Светомагистраль
Днём моего рожденья принаряжена!

Прими целительных пульсаций бег –
От сердца к сердцу – ритмы всепрощения,
Пойми: порой не может человек
Предать свой мир и – мироощущения.
© Любовь Гибадуллина, 2017

В. Ю.

Из дымки светлого забвенья,
Невинности далёких лет,
В часы тревожного волненья
Явился солнцем — и букет

Из роз, налитых влагой свежей,
Слегка смущаясь, подарил,
Смотрел в меня и взглядом нежил,
И что-то тихо говорил…

Стремительность мгновений встречи,
Сердечный трепет, летний зной,
В лучах любви — вина на плечи:
Я не с тобой, ты — не со мной.

Сгорю в пылу воспоминаний,
Теплом к сиянью потянусь,
Услышу в шёпоте прощаний:
«Жди, обязательно вернусь!»
© Любовь Гибадуллина, 2005

Ах, как я по тебе скучаю,
Мой цвет, багульник молодой!
Нет, не близнец ты иван-чая,
А близкий мне и дорогой.

Струишь ты нежность, нежность, нежность,
Уткнусь лицом в твою безбрежность.

Вновь фиолетовые капли
Истают звёздами в сирень…
И лёгкой радугой иссякли
Мечты – в пыль, в розовую сень.

Листков пахучая прилежность
И встречи нашей неизбежность.

…Ох как я по тебе скучаю,
Мой друг, багульник, жизни цвет!
Тебя с собою я венчаю
И расстилаю брачный плед.

Кому нужна моя безгрешность?!
И снова – нежность, нежность, нежность…
© Любовь Гибадуллина, 2001

Две ночи. Между ними двадцать лет.
В той, первой, я была твоей принцессой.
И от Байкала лил волшебный свет,
Лил свет от звёзд над малахитом леса.

На берегу, в объятьях световых,
Я в нежности телесной растворялась.
Мир в лад звучал – лишь только для двоих,
И жизнь прекрасной сказкою казалась.

Не ведали, что у развилки лет
Разлуку в эту ночь взахлёб ласкали,
Что, прожигая в душах светлый след,
На память чувств себя благословляли.

И вот – вторая ночь, как дар богов!
В сплетенье нежном губы, руки, взгляды,
Как сонмы искр оттаявших снегов,
Лавины ласк обрушились наградой.

И снежной королевой стала я –
Живой, горячей, сладостно-красивой,
От поцелуев плавилась земля,
И небо обновлялось пылкой силой!

…До третьей ночи ты теперь согрет –
На двадцать терпеливых, долгих лет.
© Любовь Гибадуллина, 2000

«Ворованная любовь!» —
В висках застучала фраза,
Пронзала меня — и вновь
Казнила виной, проказа!

Украла любовь сама —
На долгие годы счастья,
На ночи любви без сна,
В тепле твоего участья.

На Божьем — на том! — Суде
Вину на себя возьму я.
Быть может, простят в беде,
Неправедно голосуя.

Но даже забыв себя,
Свершив свой обряд Причастья,
Я буду любить тебя
Ворованной долей Счастья!

Набегают горы друг на друга,
Словно волны плещущей Земли,
И байкальский ветер бьёт упруго,
Вдумчиво качая корабли.

Галька в пене радостно вздыхает,
Омываясь солнечной водой.
Синь под Небом синим отдыхает
В дивной Чаше Вечности седой.

Распахнул Oльхон брега, как крылья,
Но, смекнув, свой норов умалил —
Не взлетел, а гордой эскадрильей
По Вселенной царственно поплыл.

И в прозрачной светлости Байкала
Суета души моей стихала…
© Любовь Гибадуллина, 2013