Уж много лет несу в себе я это:
Тот страшный выбор, горечь слёз, тоску…
Всё! – наболело!!! Встану в зону Света
И – что на сердце – высказать рискну!


В чистом поле насмерть бьются двое.
Чувства их – в согласье с головою.

Бой кулачный. Храбрость. Уваженье.
Доблести и духа постиженье.

Битва равных сил – за дорогое,
За своё – любимое, родное!

Ну, а здесь… Всё здесь – несправедливо!
Мать, отец… А он один – пугливо!

Как во чреве детке быть в покое? –
Боли, смерти ждать?! – да что ж такое!

Неужели близким так мешает,
Что его никто не защищает?!

Тут не до тепла, не до комфорта,
Весь дрожит в предвестии аборта.

…Вот уже беда случится скоро!..
Замер в ожиданье приговора.

Съёжилась Вселенная в печали,
Ангелы притихли, замолчали…

…Матери решающее слово
Так бесчеловечно и сурово!

Незаслуженное наказанье –
Изощрённость пытки, истязанье!

Силы не равны! Позор! Бесчестно!..
Гибнет Жизнь жестоко и безвестно!

…Как стремилась в Мир душа родиться,
Добротою радовать, светиться!

Как уже сердечко застучало!
И Любовь, и Счастье излучало!

Уж ласкался в играх безмятежно,
Слушал, прижимался щёчкой нежно…

… Жженье! Обречённость. Нет силёнок…
Заживо погубленный ребёнок.

Низко, подло! Бойня, кровопийство.
Самое циничное убийство!

…Бог благословлял на воплощенье.
Тут молить – не вымолить прощенья!..
© Гибадуллина Л.В., 2016

Почтенному и любимому Владыке Фотию –
епископу Югорскому и Няганьскому

Велик и свят наш Мир в немом Пространстве Духа,
Простёрт в разливах Вечной Красоты.
Звучат в возвышенно-простом ласканье слуха
Послания Небесной Доброты.

И чтоб во Благо умножала Жизнь Планета,
Смертельной тьмы не допуская час,
Плечом к плечу шагают в Мир повстанцы Света!
Владыка Фотий, это и о Вас!

Господь, любя, призвал на подвиг послушанья –
Чтить, слышать, видеть, верить, со-творить.
Всецело пробуждал пытливость осознанья,
Учил прощать и ближнего любить.

Старались познавать Вы Замысел Природы,
Быть крепким, сильным – как бы ни устал!
Стоически служить – сибирской Вы породы!
И расцветал сердечный Ваш кристалл!

Воистину в душе горит живая Вера –
Исток, дарующий глубинный рост.
Тернистый Путь Христа – Путь Высшего Примера,
А Церковь – самый главный Ваш Форпост!

Вам мать передала росток святейших знаний,
Тропой молитв семьёю дружно шли.
Москва. Пора забот, раздумий и исканий.
Стезю – в духовных школах обрели.

Неизмерима сласть – стремиться к совершенству,
Науки постигать и времена!
Рукой незримой Бог ввёл в будни духовенства…
Его Крылом – душа осенена!

Уразуменье книг и чувствованье Были
В монашества обитель привели.
Наставников черёд… Их сердцем не забыли!
Поклон им всем нижайший – до земли!

Тобольск, Тюмень, Иркутск – крутые вехи Жизни,
Бесценен многоопыт разных лет!
Усердно для людей, на праздниках и тризне,
Несёте им Божественный Завет.

И испросив молитв святителей Господних,
Поддержку всех апостолов святых,
В порыве дел благих, поступков благородных
Приход создали Вы – в камнях литых.
Всё с Божьей Помощью и всё со Словом Божьим,
Зажгли идеей светлой – храму быть!
И Матерь Божья Вам содействовала тоже!
И в колокол звонарь старался бить!
Великомученик святой Пантелеимон
Вам свыше помогал поднять народ.
И споро строили насущный храм всем миром.
С Великой Верой в благостный исход!

О сколько телом измождённых – в излечённых!
И душ прозревших сколько во плоти!
А сколько проповедей, мыслей изречённых
И наставлений: к Господу идти!

Всё было: лёд глухих отказов, фальши холод,
Страстей и игр мирских чужой накал…
Но чистый звон парил, шли в церковь стар и молод,
Огонь печи теплом Вам помогал.

Трудяга. Допоздна не меркнут Ваши окна.
Ответственность за паству высока!
И Церкви преданность – щедра, богоугодна.
На совесть всё, на пользу – на века.

И прихожан Любовь Вас нежно обнимает,
И притяженье душ – не разорвать!
И взгляда Ваш покров, и такт Ваш – каждый знает,
Готовы все за Вас горой стоять!

Ум, образованность и скромность оценили,
Ваш аскетизм, терпенье, твёрдый нрав.
Ещё Вы редкую способность сохранили:
Сказать «не знаю» и сказать «не прав».

Интеллигентность и в живых делах – горенье,
Воскресной школы – самый первый друг!
Когда с детьми Вы – радость плещет в упоенье,
Сияете и слышен сердца стук!

В благословенном этом чудном эликсире
Вы веруете в то, что всё – не зря!
И преисполнены надеждами о мире,
О самом наболевшем говоря.

Судьбу Отечества сыновне озарили
Молитвами за праведный наш бой,
Друзья Вам жезл, как символ власти, подарили –
Над немощью телесной, над собой.

Чрез Хиротонию пусть Бог Вас вдохновляет!
Епископа высок, почётен сан!
Пусть Божий Промысел и впредь сопровождает!
Вновь чистый лист и шанс для жатвы дан.

Здоровья, сил благих, сподвижников желаем!
Коль трудно будет – дайте знать тотчас!
В любви – от всей семьи – сердечно поздравляем!
В Единой Вере молимся за Вас!

Всегда любить Вас будем, уважать!
Дай Бог Вам, отче, Дух Святой стяжать!
© Любовь Гибадуллина, 2015

Острота ощущений, ау!
Где, сударыня, где потерялась?
Ты не слышишь, тебя я зову,
Неужели ты в детстве осталась?
Вроде в юности шла по пути,
Да и позже, бывало, случалась…
Как тебя отыскать? Где найти?
Может быть, просто так — задержалась?
Зацепилась за ветку беды,
Над бесчувственной бездной склонилась,
У болотца из мёртвой воды,
Перепутав, испить опустилась?
Заблудилась ли в чаще обид
Иль в реке суеты утонула,
Или прячешь унылый свой вид? —
Ты ведь тоже немало хлебнула!
Я в слезах тебя хрипло зову,
Всё хочу испытать, что осталось!
Острота ощущений, ау!
Где, сударыня, где потерялась?!
© Гибадуллина Л.В., 2008

Аудиозапись эфира “Радио России Иркутск” 18.07.2017, стихотворение Памяти Евгения Евтушенко по телефону читает автор Любовь Гибадуллина:


После Евтушенко трудно быть поэтом.
Необыкновенным он владел секретом.

Дерзновенность взгляда в дорогие лики –
Попросил когда-то помощь у великих.

Чувством заполняя всё вокруг Пространство,
Нёс в себе – и к людям – «гордый дух гражданства».

Тем, сюжетов буйство – в полнозвучье красок,
Жизни яркость, мудрость – безо лжи и масок.

Россыпь слов и мыслей – в плодоносье строчек,
Неподкупный твёрдый стихотворный почерк.

Весь прямой, как правда, и глаза лучисты,
И видней любого видного артиста!

Образы и роли, факты и детали
Смело, беспощадно с уст его слетали.

Высекали искры рубленые жесты –
По-мужицки – к слову, по-сибирски – к месту.

Узнаваем голос в неизящных рифмах,
Кепочка, рубаха… И судьба – вся в мифах.

В закромах духовных – щедрое богатство:
Книг и встреч, дел добрых и друзей собратство,

Песен задушевных, слёз и ран терновых,
Сосен в плавном вальсе и серёг ольховых…

Центровой, глыбастый! Несомненно, – Первый,
Окрылял нам думы, обнажал нам нервы!

В жёсткости расклада – ставил пред дилеммой,
Пробуждал балладой, вдохновлял поэмой.

В ритмах оголтелых сердце колотилось,
Истекая страстью, в Мир Любовь струилась.

Жгли любимых женщин речи обороты,
Ох уж эти звуки, ох уж эти ноты!

Негой бередили сладкие ночлеги,
Чистые, как капли, белые, как снеги.

Загорались души тихим осознаньем,
Благодарным светом, истинным признаньем.

…Как он жил на грани риска и печали,
Грозности и ласки – так и не узнали!..

Прорубясь чрез Время, жжёт словесным током,
Веря в наше племя, обратясь к потомкам.

…Оставляя Землю и теряя силы,
Нам урок оставил: кто Поэт в России!
© Гибадуллина Л.В., 2017

О зрячие-незрячие, смотрите!
Услышьте же неслышный шёпот мой!
Величье, мощь навеки сберегите!
И Ты, Байкал, волной меня омой!

Из глубины веков, играя Светом,
Прозрачность, святость моря берегу!
Жизнь предков – мудрым, праведным заветом –
Вам передать, возвысить Вас могу!

Под гул ветров, Небесный Мир стяжая,
Иль в гулкой Тишине примолкших волн,
В просторы Духа здесь вас погружая,
Возрадуюсь – Сам этим Духом полн!

Да, я, порой, коварный, хмурый, дерзкий!
Я – глыба, зеркало иных высот!
Да, я Шаман, да! – Камень я Вселенский,
Хранитель этих царственных красот!

…Вы, зрячие, незрячие, смотрите!
Услышьте же неслышный шёпот мой!
Щедрот несметных благо сберегите!
Байкал, а Ты – волной меня омой!

В разливах дивной музыки – живой…
© Любовь Гибадуллина, 2013

Танцплощадка – прибайкальский лес,
В страсти переломанные станы,
Словно громыхнул сердито Зевс,
Разглядев бесстыдные романы.

Ветви-руки переплетены
В оголённой близости древесной,
И целуясь, в ласках не скромны,
Льнут друг к другу в пластике телесной.

Обвиваясь, прижимаясь враз –
В пылких, пробуждённых ритмах танго,
Переходят в нежности на вальс –
Плавно, глубоко, интимно жарко.

Слышу их весенний сладкий стон,
Вижу их стекающие слёзы…
Плачут и смеются в унисон,
Умирая, падшие берёзы.
© Любовь Гибадуллина, 2013

В просвет замёрзшего окна
Ты уходил, не мной согретым,
Из лет счастливых, как из сна,
Скользнул прозрачным силуэтом.

Палитрой тягостных невзгод
Пред нами чувство разыгралось.
Какой ужасный, трудный год,
В нём ничего не получалось!..

Туманом белым и седым
Твой образ медленно растаял,
Лишь вслед – костра щемящий дым
Загадкой дворник нам оставил.

Он чисто выметет весь двор,
Следы стереть поможет вьюга,
Она господствует с тех пор,
Как мы не поняли друг друга.

…Когда-нибудь, теснясь, уйдём,
За горизонтом растворившись,
Быть может, всё тогда поймём,
Своим поступкам удивившись
© Любовь Гибадуллина, 2001

М. С.

Чужая жизнь, в которой нет меня,
Свои заботы, планы и решения,
Своя протоптанная колея,
Уклад, свой мир и – мироощущения.

Своя игра. Зачем в неё зовёшь,
Не отпускаешь мыслями и фразами?
Что делать, если чувствую я ложь? –
Иль нет! – твои заблудшие фантазии.

Похоже, ты в тепле, но без тепла, –
Не напоён живительными струйками.
Вот и душа в костёр мой поплыла
Сердечными волнами-перестуками.

Не за страстями, чтоб забыться – нет!
За тем огнём – не жарким, не резвящимся –
Что в нас рождает необычный Свет,
Задумчиво и ласково дарящийся.

Сжигает игры, фальшь, самообман,
Высвечивает поиски духовные,
Он мне в особых формах, дозах дан –
Они словесные и безусловные.

Когда искрится, им сполна делюсь –
Судьбой мне предначертано служение.
Любовью названа. Божественный союз –
Любовь и Свет – моё вооружение!

Погрейся. И напейся от души
Моими светоносными печалями,
И миловать в объятьях не спеши –
Я с детства вся пропитана моралями.

Чужая жизнь. Пускай течёт она
В кристальной чистоте – без помутнения…
Я, кажется, останусь вновь одна,
Коль ты не подхватил всплеск потепления.

Признаюсь, всё ж чего-то очень жаль,
А может, я весною взбудоражена?
Уже Апреля Светомагистраль
Днём моего рожденья принаряжена!

Прими целительных пульсаций бег –
От сердца к сердцу – ритмы всепрощения,
Пойми: порой не может человек
Предать свой мир и – мироощущения.
© Любовь Гибадуллина, 2017

В. Ю.

Из дымки светлого забвенья,
Невинности далёких лет,
В часы тревожного волненья
Явился солнцем — и букет

Из роз, налитых влагой свежей,
Слегка смущаясь, подарил,
Смотрел в меня и взглядом нежил,
И что-то тихо говорил…

Стремительность мгновений встречи,
Сердечный трепет, летний зной,
В лучах любви — вина на плечи:
Я не с тобой, ты — не со мной.

Сгорю в пылу воспоминаний,
Теплом к сиянью потянусь,
Услышу в шёпоте прощаний:
«Жди, обязательно вернусь!»
© Любовь Гибадуллина, 2005

Ах, как я по тебе скучаю,
Мой цвет, багульник молодой!
Нет, не близнец ты иван-чая,
А близкий мне и дорогой.

Струишь ты нежность, нежность, нежность,
Уткнусь лицом в твою безбрежность.

Вновь фиолетовые капли
Истают звёздами в сирень…
И лёгкой радугой иссякли
Мечты – в пыль, в розовую сень.

Листков пахучая прилежность
И встречи нашей неизбежность.

…Ох как я по тебе скучаю,
Мой друг, багульник, жизни цвет!
Тебя с собою я венчаю
И расстилаю брачный плед.

Кому нужна моя безгрешность?!
И снова – нежность, нежность, нежность…
© Любовь Гибадуллина, 2001